RusEng

КОЛОДОЗЕРО

КОЛОДОЗЕРО
В конце 1990-х компания молодых людей путешествовала по русскому Северу в поисках странных и диких мест. Странники добрались до Заонежья, открыли для себя Колодозеро и влюбились в это место. Они стали приезжать туда каждое лето. Их одолевало недовольство собственной жизнью и мечта о чем-то лучшем. И они решили построить новую жизнь на том самом месте, которое им приглянулось. Так зародилась Колодозерская община.

В основе ее — стремление к неотчужденному существованию, когда люди занимаются тем, к чему душа лежит, а не тем, чем «надо», другими словами, когда земной и духовный путь совпадают. Это предполагает отказ от лишнего и сосредоточение на сущностном. Лишним оказался мегаполис, а сущностным — природа и Церковь.

Естественная жизнь в согласии с природой — один из самых важных элементов колодозерского уклада, а православная вера — пожалуй, центральный из них. Члены общины пришли в Церковь сознательно, в достаточно зрелом возрасте. Экстремизм неофитов им не свойственен. Они и рок слушают, и Бергмана на DVD смотрят. Живой дух благодати, а не мертвая буква закона осеняет их.

Четвертый год общинники строят храм — на свои деньги и своими силами. Колодозерский храм — не только архитектурное сооружение и место молитвы, но и символ устроения жизни, какой она должна быть: светлой, мощной и вдохновенной. Не приземленной, а устремленной в Небеса, не разобщенной, а соборной.

Одновременно с храмом строится и община. Словно откликаясь на невидимый зов, в Колодозеро приезжают десятки людей из Москвы, Питера и других городов. Некоторые решают окончательно переселиться в Колодозеро и подготавливают экономическую основу жизни на новом месте: строят проекты, разрабатывают бизнес-планы.

Думают не только о себе, но и о том, как создать рабочие места для местных жителей. Сделать это в условиях тотальной безработицы и безысходного пьянства — задача непростая. Тем более что удаленность от торговых трактов и рынков сбыта делает производство на вывоз нерентабельным, а ориентация на местный рынок также проблематична, поскольку экономический упадок региона сопровождается крайне низким покупательским спросом.

Хозяйственный упадок и социальное запустение имеют, однако, и другую сторону. Взять здесь почти нечего, так что и власть осуществлять смысла особого нет. Поэтому, как выразился отец диакон Николай — странник, ищущий укромное место, чтобы построить скит и предаться молитвенному подвигу, — «люди здесь живут произвольнее». Дикость и воля, возможность начать что-то с нуля — вот что привлекает в таких местах людей, бегущих из городов.

Получится ли у колодозерцев осуществить свое видение о браке Земли и Неба? Смогут ли они вывести из комы вымирающую деревню, показав на собственном примере возможность осмысленной жизни? Станет ли их эксперимент ростком новой общины, движимой не принуждением и нехваткой, а свободой и полнотой? Ответ на эти вопросы покажет время. По крайней мере, они попытались.

Евгений Горный
2006